Концептуальные подходы к многополярности, глобализации и «мягкой силе» как основным факторам развития миропорядка

В современных условиях на мировой арене постоянно происходят изменения, которые имеют не количественный, а качественный характер. Речь идет о смене общественно-экономических формаций, приобретении новыми странами политического суверенитета, введение новых форм государственного устройства, образование межгосударственных и надгосударственных политических союзов, и организаций, появление и исчезновение на планете «горячих точек». После ухода с авансцены одной из сверхдержав – СССР и роспуска военно-политического блока социалистических стран – Организации Варшавского Договора мир на какое-то время стал однополярным: в нем господствуют США и единственный военно-политический блок – НАТО, контролируемый этой страной. Однако в последнее время наметилось ряд тенденций, которые свидетельствуют о том, что, мир в XXI веке становится многополярным, а его полюсами выступают центры силы — определенные центры влияния, на которые в значительной мере обращены взгляды и внимание миллионов людей в разных точках мира и которые, тем самым, имеют возможность оказывать воздействие на глобальную динамику. Эта динамика с точки зрения многополярности может характеризоваться следующими факторами:
— распад СССР изменил геополитическую ситуацию на евразийском пространстве. Постепенно суверенитет государств, образовавшихся после распада СССР, стал наполняться реальным содержанием: они начали делать свой геополитический выбор;
— геополитическая ситуация для стран, ранее сотрудничавших с Советским Союзом значительно изменилась. В связи с этим не только претерпели изменения локальные ― балансы сил, но и резко возросла многовариантность отношений. Так, ориентация на Запад большинства стран Восточной и Центральной Европы, включая государства Балтии, объединение Германии усилили позиции Евросоюза (ЕС);
— США не является единственным государством на вершине мировой финансово-экономической пирамиды. Там располагаются еще шесть наиболее развитых стран мира – Великобритания, Канада, Германия, Франция, Италия, Япония. И хотя в этой ―семерке‖ голос США главенствует, по многим принципиальным вопросам они вынуждены считаться со своими партнерами;
— суммарная экономическая мощь Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), включающего Японию, Китай, Австралию, Новую Зеландию, Тайвань, Южную Корею, Сингапур, равна суммарной экономической мощи США и ЕС. По прогнозам, к 2020 году на этот регион будет приходиться 50% всего мирового валового национального продукта (ВНП).

Самостоятельной силой и мировым центром становится Китай. К 2020 году по ВНП Китай может сравняться с США, а его военный потенциал составит почти половину американского. Все больший вес приобретает Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) – субрегиональная политико-экономическая организация, в которую входят Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Филиппины, Бруней. Особняком стоят Индия и Пакистан, которые стали обладателями ядерного оружия, а также Иран, страны арабского мира и Латинской Америки. В геополитических сценариях каждый из этих регионов может играть свою роль;
— созданы и успешно функционируют новые межгосударственные образования: Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС), БРИКС, а также Евразийский Экономический Союз. Оценивая современный мир с политической и экономической точек зрения, было бы логично говорить о трех центрах силы. В первую очередь, это, безусловно, Соединенные Штаты Америки, затем мощной экономической структурой стал Европейский Союз и на третьем месте азиатский центр силы, который, правда, за последние годы несколько изменился (Китай, затем следуют Япония, Южная Корея). На сегодняшний день могущество и влияние центров силы распределены диспропорционально: Соединенные Штаты обладают крупным военным потенциалом, но в то же время имеют этнические и социальные проблемы. Европа представляется более прочным звеном, потому что здесь оптимальным образом соединены экономические, военные и социально-политические аспекты мощи. Европа самодостаточна и экономически пропорциональна, она является носителем единственной в мире социально-политической модели, которая предусматривает серьезную возможность к экспансии.

Третий центр – это Азия. На сегодняшний день можно говорить о росте экономической мощи Китая и о возвышении в целом Азиатского континента. Концепция многополярного мира сегодня является официальной внешнеполитической доктриной России. В ней подчеркивается, что состояние и перспективы развития современной военно-политической обстановки определяются противоборством двух тенденций. С одной стороны, к утверждению однополярного мира, основанного на доминировании одной сверхдержавы и военно-силовом решении ключевых проблем мировой политики, с другой – к формированию многополярного мира, основанного на равноправии народов, учете и обеспечении баланса национальных интересов государств, реализации основополагающих норм международного права. Россия заинтересована в формировании многополярного мира и должна всемерно способствовать усилению этой тенденции. В ответ на тенденции развития однополярного мира Россия и Китай приняли совместную декларацию о многополярном мире, идеи которой разделяют Индия, Иран, страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Сегодня современная наука понимает под глобализацией одну из наиболее важных тенденций развития мирового сообщества. В широком смысле под глобализацией понимают гомогенизацию и универсализацию мира. Важным проявлением глобализации считается процесс «размывания» национальных границ. Гомогенизацию и универсализацию мира связывают с созданием больших единых экономических пространств и с усилением политической и экономической взаимозависимости государств и регионов современного мира, так называемое сетевое проникновение и управление. Глобальные реформы международных отношений ориентированы на поиски путей и способов интеграции стран с переходной экономикой и развивающихся стран в мировое хозяйство и мировую политическую систему. Стратегии всемирного развития содержат разработки общего плана, нацелены на выделение главного принципа изменений в процессах планетарного масштаба с целью их стабилизации. Планы создания наднациональных институтов ориентированы на сознательную и постепенную передачу власти от суверенных государств наднациональным политическим структурам и организациям как регионального, так и глобального масштаба.

Известный американский специалист в области формирования новой глобальной архитектуры А. Этциони презентовал своё видение проблемы таким образом, что формирующаяся ныне глобальная власть весьма далека от того демократического режима, увидеть который надеялись идеалисты. «Новый режим называют империей, то есть формой управления, при которой группа наиболее мощных держав навязывает свою волю всем остальным. Во главе современной империи стоят Соединенные Штаты Америки и их союзники, а сама она простирается во все четыре стороны света и омывается всеми морями. Ее вооруженные силы расквартированы в 170 из 200 стран мира, и большинство государств по тем или иным причинам принимает участие в ее антитеррористической кампании. Это действительно форма мирового правительства – но вряд ли такая, какую согласно видеть большинство народов». Положение в современном мире характеризуется динамичной трансформацией системы международных отношений. После окончания эры биполярной конфронтации возобладали две взаимоисключающие тенденции:
— первая тенденция проявляется в укреплении экономических и политических позиций значительного числа государств и их интеграционных объединений, в совершенствовании механизмов многостороннего управления международными процессами. При этом все большую роль играют экономические, политические, культурные, научно-технические, информационные факторы;
— вторая тенденция проявляется через попытки создания структуры международных отношений, основанной на доминировании в международном сообществе развитых западных стран при лидерстве США, рассчитанной на односторонние, прежде всего военно-силовые решения ключевых проблем мировой политики в обход основополагающих норм международного права.

Формирование международных отношений в условиях глобализации сопровождается жесткой конкуренцией, а также стремлением ряда государств усилить свое влияние на мировую политику, в том числе путем создания так называемого нового оружия массового поражения. Так, в XXI веке американская мягкая сила становится своего рода «оружием массового поражения», которое, в отличие от ядерных боеприпасов, США применяют постоянно, без временных и пространственных ограничений. В свое время выдающийся советский ученый П. Капица заметил, что «средства массовой информации не менее опасны, чем средства массового уничтожения». Это в полной мере относится и к социальным интернет сетям как средству реализации мягкой силовой стратегии. Возросшая роль информации в жизни современного человека, разгоняющей маховик исторического процесса, форсирует создание глобального сетевого общества, оторванного от традиций и национальных культур. Фактически информационная деятельность превращается в своего рода оружие, которым пользуются некоторые политические силы. В любом случае, информационная война – это всегда война за знания и мнения. Не случайно столь популярно высказывание, что владеющий информацией владеет миром. В современных условиях это уже объективная, хоть и не всегда приятная данность. Значение силовых аспектов в международных отношениях продолжает оставаться существенным. Однако, сегодня изменились формы воздействия на соперников и конкурентов. Так, мягкая сила США, которая базируется на публичной дипломатии, экономической и военной помощи, международных образовательных программах и методике «цветных революций» сегодня превратилась в высокоинтеллектуальную систему манипуляции сознанием, призванную усилить поддержку американских инициатив среди зарубежных аудиторий, главный и специфический инструмент латентного управления международными процессами, который актуализируется именно в эпоху глобализации.
Мировое развитие на современном этапе характеризуется усилением глобальной конкуренции, напряженности в различных областях межгосударственного и межрегионального взаимодействия, соперничеством ценностных ориентиров и моделей развития, неустойчивостью процессов экономического и политического развития на глобальном и региональном уровнях на фоне общего осложнения международных отношений. Происходит поэтапное перераспределение влияния в пользу новых центров экономического роста и политического притяжения.

Многополярный мир сегодня — это международная конфигурация, где мир разделѐн на сферы влияния между великими державами, и ни один из существующих центров силы не в состоянии самостоятельно навязать свою волю в чужой сфере влияния без создания широкой коалиции сил. Последнее означает, как правило, длительную коалиционную войну за передел сфер влияния. Страны в системе многополярного устройства мира делятся на великие державы (империи, центры силы) которые являются донорами (спонсорами) суверенитета и безопасности для малых и средних стран — реципиентов этой безопасности. Нейтралитет в подобной системе по «свободному выбору» самой страны невозможен и возможен только при консенсусном отсутствии интереса со стороны великих держав к данной территории или по общей договорѐнности, в духе раздела сфер влияния, включая согласованные буферные зоны. Исследователи выделяют три «измерения», по которым проводится оценка соответствия державы статусу «великой»:
— мощь державы (ее ресурсный потенциал);
— «пространственное измерение», или «география интересов» (критерий, позволяющий отличить великую державу от региональной);
— статус (формальное или неформальное признание за государством статуса «великой державы»).
Понятие «великая держава» был введен в научный оборот немецким историографом Л. фон Ранке. Им широко оперируют исследователи, вкладывая в него применительно к XIX веку тот смысл, которым оно было наделено после Венского конгресса 1815 года, закрепившего баланс сил между ведущими державами того времени – Россией, Пруссией, Австрией, Францией, Великобританией, оказывавших определяющее влияние на систему международных отношений и их правовое регулирование. Свои слагаемые статуса великой державы в разные времена предлагали английский государственный деятель 19 века Б. Дизраэли, британский историк А. Тейлор, французский историк Ж.Б. Дюроссель, специалист по международному праву Куинси Райт . Бенджамин Дизраэли считал , что слагаемые статуса «Великой державы» содержатся в совокупности следующих составляющих:
— географического (территориального) положения;
— обширности естественных ресурсов;
— высокого уровня экономического потенциала;
— стабильности политической и общественной структуры государства;
— способности нации к выживанию, ее высокого духовного начала;
— высокого состояния культуры;
— наличия достаточных военных ресурсов, призванных и готовых эффективно обеспечивать национальные интересы;
— возможности в силу всех перечисленных качеств влиять на систему международных отношений;
— наличия адекватного представления о существе национальных интересов.

К этому надо добавить, что Дизраэли подчеркивал: геополитический статус государства – это продукт культурно-исторического развития; на него оказывают воздействие факторы, уходящие корнями в глубинные истоки существования народа и особенностей географии его расселения. Эти обстоятельства в совокупности определяют мощь государства, делая его «Великой державой». В конце 20 века юридическим статусом Великих держав обладали лишь 5 стран, которые являлись постоянными членами Совета Безопасности ООН, — СССР, США, Англия, Франция и Китай. Особые права этих держав вытекали из той ответственности, которую они несли за сохранение мира. Критерии великих держав менялись со временем. Если изначально основное внимание уделялось военной силе, позднее всё большую роль стали играть экономический и научно-технический потенциал государства, его «морально-политический авторитет». Г. Моргентау отмечал, что великие державы формируют международную систему. Фокусирование внимания на них помогает понять правила игры на мировой арене: состояние системы напрямую зависит от взаимодействий великих держав, которые делают то, что могут, а остальные государства то, что им позволяют великие державы. При этом, великие державы могут игнорировать интересы других стран, вступая в альянсы друг с другом или участвуя в вооруженных конфликтах и пр. Статус государства в основном определяется наличными экономическими, военно-стратегическими и дипломатическими ресурсами. Т. Волджи определил три типа признания государств в качестве великих держав: 1) признание мировым сообществом; 2) признание внутри «клуба» великих держав; 3) самоидентификация (со стороны политической элиты и граждан государства). Подход, соединяющий теорию социальной идентичности с реализмом, разработанный Т. Волджи рассматривает, во-первых, статус великих держав как динамичную переменную, которая может изменяться во времени; во-вторых, он учитывает отношение к великодержавности со стороны элиты и общества (общественное мнение).

Многополярный мир предполагает постоянную острую политическую экономическую и военную конкуренцию главных мировых центров силы, каждая из которых имеет свою определенную зону влияния. Эта конкуренция особого рода, и заметно отличается от того, к чему мы привыкли за последние десятилетия. В многополярном мире все не так. Многополярный мир — это такая комбинация союзов и коалиций, где принципов нет, а есть только интересы. Определяющее влияние на безопасность держав в таком мире оказывает правильная коалиция союзников великих держав, причѐм ее нельзя создать «навсегда», а следует постоянно переформатировать под текущие задачи. Имперский центр, наиболее эффективно организующий систему своих сателлитов, получает решающие конкурентные преимущества перед теми, кто строит их в одиночку и менее эффективно. Соревнование в таком многополярном мире имеет шансы превратиться в соревнование за размеры зоны влияния и права насаждать там экономическую модель, выгодную метрополии. Система баланса сил в международных отношениях — распределение мирового влияния между отдельными центрами силы — полюсами. Может принимать различные конфигурации: биполярную, трехполюсную, мультиполярную (или многополярную) и т.д. Главная цель баланса сил — предотвращение доминирования в международной системе одного или группы государств. Знаменитый германский политик Отто фон Бисмарк отмечал: «Вся политика может быть сведена к формуле — постарайся быть среди троих в мире, где правит хрупкий баланс пяти держав. Это единственная подлинная защита против формирования враждебных коалиций».

Баланс сил является одним из ключевых понятий в теории политического реализма и неореализма. Представители этих парадигм считают его главным способом стабилизации международной системы, основой международного порядка и безопасности. Социальное содержание баланса сил включает политический, экономический, научно-технический, культурный, духовный и другие компоненты. Их наличие и функционирование свидетельствует о реальном состоянии мира: справедливом или несправедливом. В условиях современного взаимосвязанного мирового сообщества человечество все больше стремится к взаимному сотрудничеству во всех областях. Политическое содержание баланса сил свидетельствует о том, что спорные межгосударственные вопросы решаются путем переговоров. Насыщеннее и многообразнее в современных условиях становятся политические контакты по актуальным международным проблемам, проведение многосторонних и двухсторонних совещаний по различным спорным вопросам. Экономическое содержание баланса сил предполагает развитие материально-технических связей между странами на взаимовыгодной основе, торгово-экономического сотрудничества, делового партнерства в использовании природных ресурсов, оказание экономической помощи развивающимся странам и иные формы. Более прочные связи между государствами стабилизируют их отношения. Научно-техническое содержание баланса сил – это взаимный обмен между странами достижениями в сфере современных технологий, научно-технического прогресса, оказание помощи в области науки и техники, имеющих фундаментальный и прикладной характер. Культурное сотрудничество между странами оказывает значительное влияние на содержание баланса сил. Контакты в области культуры способствуют доверию между народами, углублению политического диалога различных стран по актуальным проблемам современности и выработке по ним общих позиций. Современные тенденции развития цивилизации таковы, что значение мягкой силы в общем властном балансе каждого государства будет неминуемо возрастать. Прежде всего, потому, что даже самые крупные и развитые государства больше не могут позволить себе решать собственные и международные проблемы исключительно насильственными средствами. Во-первых, из-за взаимного переплетения экономик, в результате чего применение некоторых форм современного оружия, прежде всего, ядерного, теряет всякий смысл, т.к. грозят глобальными катастрофами для всего человечества. Во-вторых, вследствие резкого «снижения значения военной доблести и славы в шкале ценностей современных постиндустриальных обществ», воевать за чьи-то не всегда понятные интересы сегодня особенно никого и не заставишь.

Сегодня «мягкую силу» необходимо рассматривать в фокусе глобальных социально-политических, экономических и культурных процессов. Они формируют новую, в корне отличную от предыдущих, систему мировой политики, где классические иерархические модели взаимоотношений между политическими акторами уступают место сетевым структурам. Особенностью мягкой силы в современном глобальном мире становится продвижение не национальных интересов государства, а реализация интересов коалиции, союза, ТНК, финансово-информационных структур. В свете сказанного значение и сущность концепта «великая держава» может постепенно утратить свое значение, а понятие ведущая держава обретет новый смысл. К началу ХХI века США и другие великие державы исчерпывают потенциал глобального военного доминирования, поэтому их политическое руководство делает акцент на формировании новых высокоинтеллектуальных стандартов управления, в том числе внешней политикой. Рождаются высокотехнологичные системы знания, которые являются одним из основных аспектов «мягкой силы» великих держав. В настоящее время мягкая сила – это сложнейшая многоуровневая система, которая позволяет великим державам решать тактические и стратегические задачи на международной арене, проявляясь в официальном и неофициальном направлениях. Данная система воздействует на аудиторию, реализуя как национальные интересы государства, так и интересы глобальных элит, где доминируют представители деловых и политических кругов США и других великих держав. Необходимо отметить, что усиление глобальной конкуренции и накопление кризисного потенциала ведут к рискам подчас деструктивного и противоправного использования мягкой силы и правозащитных концепций в целях оказания политического давления на суверенные государства, вмешательства в их внутренние дела, дестабилизации там обстановки, манипулирования общественным мнением и сознанием, в том числе в рамках финансирования гуманитарных проектов и проектов, связанных с защитой прав человека за рубежом. Политика мягкой силы – это один из важнейших факторов современной внешней политики государства и реализации его национальных интересов. Данная система воздействует на аудиторию, реализуя национальные интересы. Культурный, информационный и образовательный факторы – ключевые аспекты содержательной категории мягкая сила, комплексно сочетающей культурные инструменты с информационно-пропагандистскими, образовательными, политтехнологическими и другими средствами непрямого управления, как внешней политикой, так и глобальными процессами.

Мягкая сила является внешнеполитическим ресурсом и специфическим инструментом латентного управления международными процессами, который актуализируется именно в эпоху глобализации. Объектами латентного управления становятся международные процессы и отношения, а также отдельные страны и регионы мира. Мягкая сила является универсальным внешнеполитическим инструментом, который доступен практически всем актерам международных отношений, но в то же время существуют различные барьеры и ограничения в эффективности его применения. Мягкая сила дает возможность скрытно влиять на международные процессы даже тем странам, которые имеют ограниченный набор традиционных ресурсов влияния, например, не являются членами Совета Безопасности ООН, не обладают ядерным оружием или находятся на географической периферии. В условиях многополярной, полицентричной системы глобального мира любая страна, независимо от своего места в глобальной иерархии, при условии грамотного использования инструментов мягкой силы может осуществлять латентное воздействие на гуманитарные процессы, протекающие в рамках данного макрорегиона. Развивающиеся страны или страны третьего мира, как правило, обладают одним источником мягкой силы (часто им является культура). Низкая степень их технологического развития, незащищенность в киберпространстве и отсутствие необходимой степени экономического развития не позволяет встать наравне с современными ведущими державами и использовать мягкую силу как ключевой компонент своей внешней политики. Эффективная мягкая сила – это совокупность внешних и внутренних факторов государства, которые позволяют эффективно использовать мягкую силу как инструмент влияния в глобальном мире. Только совокупность внешних и внутренних факторов способствует созданию привлекательного и эффективного имиджа страны на мировой арене. Таким образом, наиболее эффективно использовать «мягкую силу» для продвижения своих национальных интересов могут только великие мировые державы, которые способны обозначить вектор развития международных отношений в условиях глобального мира. Сегодня можно выделить четыре основных средства трансляции «мягкой силы», которые, так или иначе, используются во всем мире и требуют высоко потенциала всех ресурсов отдельно взятого государства:
— внешняя политика (культурная дипломатия, публичная дипломатия и т.д.);
— СМИ;
— институции, сетевые структуры;
— интернет + социальные сети;
— религия.

Культура играет важную роль в мировой политике, так как в условиях глобального мира понимание ее принципов и особенностей стало жизненно необходимым для организации диалога между странами. Зачастую различия в культуре и историческая память о давних и неразрешенных конфликтах не позволяют народам здраво взглянуть на проблемы и порождают порочный круг взаимных обид. Знание культурных особенностей конфликтующих сторон дает ключ к примирению. В конце концов, примирение в рамках укрепления мира сильно зависит от вопросов культуры и идентичности, изложения фактов и историй, возникших и распространяющихся в конфликтных зонах. Затронув тему СМИ, скажем о факторе информации. Согласно своему определению информация объективна, она свидетельствует о реально существующих фактах, событиях, людях. Однако в современном мире в СМИ мы все чаще сталкиваемся если не с искаженной информацией, то с весьма субъективным и ангажированным взглядом на нее. Глобальное информационное пространство превратилось в поле соперничества между государствами, которые соревнуются друг с другом за утверждение собственных информационных смыслов или интерпретаций. При этом происходит формирование авторитетных групп для создания институциональных механизмов влияния, то есть фондов, форумов, неправительственных организаций. В современном мире все чаще государства действуют не напрямую, а через своих агентов влияния. Они формируют общественное мнение, часто весьма агрессивно, лоббируют интересы своих стран,
хотя официально это не является их целью. Сегодня публичная политика – новый вид деятельности в период глобальной информатизации. Публичная дипломатия, тесно связанная с этим направлением политики, представляет собой целый «космос», где действуют политики, деятели культуры, науки и образования, СМИ, неправительственные организации, пользователи социальных сетей. И что особенно значимо – ныне публичность является неотъемлемой чертой и профессиональной дипломатии. Теоретики полагают, что публичная дипломатия профессионалов призвана стать катализатором деятельности, осуществляемой неправительственными акторами. В весьма упрощенной трактовке публичную дипломатию называют неким синтезом ценностей, пропаганды и маркетинговых технологий. Однако в действительности это гораздо более сложный институт. От маркетинга, т.е. набора средств, входящих в рекламное продвижение товара при полном отсутствии взаимного обмена идеями, публичную дипломатию отличает интерактивный диалог. Используя этот диалог, мы приобретаем сторонников и союзников и гуманизируем образ собственной страны. Потребность привлечения общественности на свою сторону в условиях мгновенного распространения информации, равно как и дезинформации, стала особенно значимой. Публичная дипломатия пополнилась общением в социальных сетях.

Говоря о духовной составляющей концепции мягкой силы, нужно обязательно сказать о роли религии как средстве трансляции «мягкой силы». Важным фактором национальной консолидации являются некоторые идеи, которые могут предложить религиозные институты. В настоящее время отчетливо ощущается потребность осознания людьми своей принадлежности к единой, неделимой планете, необходимость коллективного действия на основании общего идейного, идеологического и культурологического бытия для
спасения планеты. Объединяющая всех людей на планете идея, предполагающая наличие безусловных духовных ценностей, призвана обеспечить переход с частного, этнического на планетарный, а в рамках отдельного государства – на общий национальный уровень. В основе этой идеи лежат общие для мировоззрения практически всех мировых конфессий и этносов ценности и приоритеты: семья, общественная нравственность, национальная культура, вера.

Сегодня одним из главных звеньев объединения многополярного мира в целостную структуру является мировая религия и культура цивилизаций. Без нравственного перерождения человеческого общества невозможно создать единую функциональную, справедливую многополярную систему. Ограничительная линия действия мягкой силы может проходить по так называемому тектоническому разлому цивилизационных плит. Естественными ограничителями действия мягкой силы являются цивилизационные фильтры и цивилизационные барьеры. Цивилизационные барьеры производят отбор, «отбраковку» экономических, политических и социокультурных феноменов, наиболее неаутентичных для цивилизационной матрицы данной страны. Они действуют на уровне архетипов национального сознания и решительно отвергают те или иные явления экономической, политической или культурной жизни, которые осуществляют экспансию извне. Сегодня источником эффективной мягкой силы являются: стратегия развития государства, идентификационная мощь его идеологии и ценностных ориентаций, притягательная сила его социального строя и модели развития, его способность проведения основной линии и стратегии развития, цементирующая сила его народа, творческая сила нации, обаяние культуры и сила влияния в международных делах. На современном этапе развития международных отношений в рамках реализации новых подходов к созданию современной архитектуры стабильности и безопасности напрашивается вывод о том, что для избегания конфронтационных взаимоотношений в сфере межгосударственного строительства необходим не однополярный мир, и не многополярный мир, а целостная концепция жизнеустройства и общежития человечества на планете. То есть, многоэлементная функциональная система, которую образуют в качествеэлементов все философии и идеологии, согласно которым осуществляют  свою жизнедеятельность все представители флоры и фауны планеты, в том числе и человек. Мир должен представлять собой единую стабильную функциональную систему, состоящую из разных взаимодействующих элементов. Одним словом, движение должно осуществляться в сторону единства через многообразие. Напрашивается также и другой вывод, что не только природа планеты, еѐ флора и фауна, чтобы существовать и процветать, должна организовывать своѐ бытие согласно принципам существования многополярного мира, но этому принципу должно последовать и все человечество. В диалоге культур, диалоге цивилизаций взаимодействуют не абстрактные государства и политические системы, коалиции государств, а конкретные люди и группы людей, принадлежащие к разным культурам, конфессиям и цивилизациям, имеющие разные ценностно-мировоззренческие установки. Условиями продуктивного диалога в рамках создания новых центров силы, а точнее сказать центров влияния на мировые процессы, являются акцентирование гуманистических ценностно-мировоззренческих установок, наличие культурно-нравственных оснований ведения диалога и поиск общих ценностных (но не догматических) оснований. Следует подчеркнуть, что в условиях многополярного мира одним из ключевых факторов, необходимых для сохранения государственного суверенитета, территориальной целостности страны, консолидации общества, создания условий для успешного решения внутренних проблем, и соответственно, возникновения возможности для ведения государством активной внешней политики, является необходимость формирования потенциалов «мягкой силы» как основного средства обеспечения национальной и международной безопасности.

Безопасность — это состояние, которое обеспечивается государственной внутренней и внешней политикой социально-ориентированной и направленной на обеспечение защищенности личности и общества от выявленных рисков, угроз и вызовов невоенного характера, напрямую угрожающих индивидуальным, общественным интересам, потребностям и ценностям, а также стабильности государства в целом. Сегодня «мягких угроз» невоенного характера в современном мире становится больше. Такие угрозы как кибертерроризм, «цветные революции», нелегальная миграция, торговля людьми, голод, которые угрожают интересам личности в первую очередь, приводят к нестабильности государства в целом. Инструментами обеспечения национальной и международной безопасности сегодня становятся гуманитарно-информационные средства, неправительственные организации, СМИ, Интернет. Они помогают консолидироваться обществу вокруг национальной идеи, отечественной культуры, исторической памяти поколений, духовных ценностей православной религии. Неизбежная глобализация, затягивающая все большее число стран, сталкивается с новыми вызовами и угрозами, которые невозможно, а главное несправедливо решать с позиции выгоды какого-то одного политического игрока. Все проблемы необходимо решать мирным путѐм, сообща и на взаимовыгодных условиях. Уже давно пора задуматься над созданием новой архитектуры международных отношений и инструмента их регулирования, справедливо учитывающих чаяния каждого государства мирового сообщества и всех граждан нашей земли с их национальными особенностями и исторически сложившимися традициями. В современных условиях только великие державы и коалиции государств нового типа способны определить вектор современного развития международных отношений. В этой связи нарождающаяся система многополярного мира, при условии соблюдения баланса сил, позволит обеспечить международную стабильность и безопасность.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*